• Tue. May 21st, 2024

TrainingsNews

Jobs/ Internships/ Trainings

Родительские стили воспитания и установки.

Jul 16, 2012
APPLY FOR THIS OPPORTUNITY! Or, know someone who would be a perfect fit? Let them know! Share / Like / Tag a friend in a post or comment! To complete application process efficiently and successfully, you must read the Application Instructions carefully before/during application process.

Родительские установки, или позиции, – один из наибо¬лее изученных аспектов родительско-детских отношений. Под родительскими установками понимается система, или совокупность, родительского эмоционального отно¬шения к ребенку, восприятие ребенка родителем и спо¬собов поведения с ним. Понятие «родительский стиль» или «стиль воспитания» часто употребляется синонимич¬но понятию «позиции», хотя и целесообразнее сохранить термин «стиль» для обозначения установок и соответст¬вующего поведения, которые не связаны именно с дан¬ным ребенком, а характеризуют отношение к детям вооб¬ще. Под стилем семейного воспитания следует понимать наиболее характерные способы отношений ро¬дителей к ребенку, применяющих определенные средства и методы педагогического воздействия, которые выра¬жаются в своеобразной манере словесного обращения и взаимодействия. (В.М. Минияров, 2000) В клинически ориентированной литературе описана обширная феноменология родительских отношений (позиций), стилей воспитания, а также их следствий — формирования индивидуальных характерологических особен¬ностей ребенка в рамках нормального или отклоняющего¬ся поведения (A. Roe, M. Siegelman, 1963; Е. S. Schaefer, 1965). Убедительны и демонстративны наблюдения и исследования, посвященные влиянию неправильных или нарушенных родительских отношений. Крайним вариан¬том нарушенного родительского поведения является ма¬теринская депривация (И. Ландгмеер, 3. Матейчик, 1985; Е. Т. Соколова, 1981; J. Bowlby, 1953; M. D. Ainsworth, 1964;М. Rutten, 1975). Отсутствие материнской заботы возникает как естественный результат при раздельном проживании с ребен¬ком, но, кроме того, оно часто существует в виде скрытой депривации, когда ребенок живет в семье, но мать не ухаживает за ним, грубо обращается, эмоционально отвергает, относится безразлично. Все это сказывается на ребенке в виде общих нарушений психического раз¬вития. Нередко эти нарушения необратимы. Так, дети, воспитанные в детских учреждениях без материнской заботы и ласки, отличаются более низким интеллектуальным уровнем, эмоциональной незрелостью, расторможенностью, уплощенностью. Им свойственна также повышенная агрессивность в отношениях со свер¬стниками, отсутствие избирательности и постоянства в эмоциональной привязанности ко взрослым («прилипчи¬вы», быстро привязываются к любому лицу, но столь же быстро отвыкают). Отдаленные последствия материнской депривации проявляются на уровне личностных иска¬жений. В этой связи привлекает внимание описанный впервые Д. Боулби вариант психопатического развития с ведущим радикалом в виде эмоциональной бесчувст¬венности — неспособность к эмоциональной привязан¬ности и любви, отсутствие чувства общности с другими людьми, глобальное отвержение себя и мира социальных отношений (J. Bowlby, 1979). Другой вариант искажен¬ного развития по своей феноменологии соответствует классическому типу «невротической личности» — с низ¬ким самоуважением, повышенной тревожностью, зави¬симостью, навязчивым страхом потери объекта привя¬занности (D. Winncott, 1965). Но не только грубые нарушения родительского пове¬дения сказываются на ходе психического развития ребен¬ка. Разные стили ухода и обращения с ребенком начи¬ная с первых дней его жизни формируют те или иные особенности его психики и поведения. С. Броди выделила четыре типа материнского отношения. 1. Матери первого типа легко и органично приспосаб¬ливались к потребностям ребенка. Для них характерно поддерживающее, разрешающее поведение. Интересно, что самым показательным тестом того или иного мате¬ринского стиля была реакция матери на приучение ребен¬ка к туалету. Матери первого типа не ставили себе за¬дачу к определенному возрасту приучить ребенка к навыкам опрятности. Они ждали, пока ребенок сам «до¬зреет». 2. Матери второго типа сознательно старались при¬способиться к потребностям ребенка. Не всегда успешная реализация этого стремления вносила в их поведение напряженность, недостаток непосредственности в обще¬нии с ребенком. Они чаще доминировали, а не уступали. 3. Матери третьего типа не проявляли большого инте¬реса к ребенку. Основу материнства составляло чувство долга. В отношениях с ребенком почти не было теплоты и совсем не было спонтанности. В качестве основного инструмента воспитания такие матери применяли жесткий контроль, например, последовательно и сурово старались приучить ребенка полутора лет к навыкам опрятности. 4. Матери четвертого типа поведения характеризуют¬ся непоследовательностью. Они вели себя неадекватно возрасту и потребностям ребенка, допускали много ошибок в воспитании, плохо понимали своего ребенка. Их прямые воспитательные воздействия, так же как и реакция на одни и те же поступки ребенка, были проти¬воречивыми. По мнению С. Броди, наиболее вредным для ребенка оказывается четвертый стиль материнства, так как постоянная непредсказуемость материнских реакций лишает ребенка ощущения стабильности окружающего мира и провоцирует повышенную тревожность. В то время как сензитивная, принимающая мать (первого типа), безошибочно и своевременно реагирующая на все тре¬бования маленького ребенка, как бы создает у него бессознательную уверенность в том, что он может конт¬ролировать действия других и достигать своих целей. Если в материнском отношении преобладает отвер¬жение, игнорирование потребностей ребенка из-за по¬груженности в собственные дела и переживания, у ребенка возникает чувство опасности, непредсказуемости, неподконтрольности среды, минимальной собственной ответственности за ее изменения в направлении обеспечения комфортного существования. Дефицит родительской отзывчивости на нужды ребенка способствует возникно¬вению чувства «выученной беспомощности», что впос¬ледствии нередко приводит к апатии и даже депрессии, избеганию новых ситуаций, и контактов с новыми людь¬ми, недостатку любознательности и инициативы. Описанные типы родительского (прежде всего мате¬ринского) отношения в значительной мере инициируются самим младенцем, а именно необходимостью удовлетворе¬ния базальных потребностей в афиляции (присоединении) и безопасности. Все они могут быть расположены в кон¬тинууме «принятие — отвержение». Можно выделить и более сложные типы родительского отношения, адре¬сованные ребенку более старшего возраста (3-6 лет), где важным социализирующим моментом начинает вы¬ступать параметр воспитательного контроля. А. Болдуин выделил два стиля практики родитель¬ского воспитания — демократический и контролирую¬щий (см.: Семья в психологической…., 1989). Демократический стиль определяется следующими параметрами: высоким уровнем вербального общения между детьми и родителями; включенностью детей в обсуждение семейных проблем, учетом их мнения; готовностью родителей прийти на помощь, если это потребует¬ся, одновременно верой в успех самостоятельной дея¬тельности ребенка; ограничением собственной субъектив¬ности в видении ребенка. Контролирующий стиль включает значительные огра¬ничения поведения детей: четкое и ясное разъяснение ребенку смысла ограничений, отсутствие разногласий между родителями и детьми по поводу дисциплинар¬ных мер. Оказалось, что в семьях с демократическим стилем воспитания дети характеризовались умеренно выражен¬ной способностью к лидерству, агрессивностью, стремле¬нием контролировать других детей, но сами дети с трудом поддавались внешнему контролю. Дети отличались так¬же хорошим физическим развитием, социальной актив¬ностью, легкостью вступления в контакты со сверстни¬ками, однако им не был присущ альтруизм, сензитивность и эмпатия. Дети родителей с контролирующим типом воспита¬ния были послушны, внушаемы, боязливы, не слишком настойчивы в достижении собственных целей, неагрес¬сивны. При смешанном стиле воспитания детям присущи внушаемость, послушание, эмоциональная чувствитель¬ность, неагрессивность, отсутствие любознательности, оригинальности мышления, бедная фантазия. Д. Боумрин (Семья в психолгической…, 1989) в цикле исследова¬ний попытался преодолеть описательность предшествую¬щих работ, вычленив совокупность детских черт, связан¬ных с фактором родительского контроля. Были выделены три группы детей. Компетентные — с устойчиво хорошим настроением, уверенные в себе, с хорошо развитым самоконтролем собственного поведения, умением устанавливать дружес¬кие отношения со сверстниками, стремящиеся к исследо¬ванию, а не избеганию новых ситуаций. Избегающие — с преобладанием уныло-грустного на¬строения, трудно устанавливающие контакты со сверст¬никами, избегающие новых и фрустрационных ситуаций. Незрелые — неуверенные в себе, с плохим самоконт¬ролем, с реакциями отказа во фрустрационных ситу¬ациях. Автор выделил также четыре параметра изменения родительского поведения, ответственных за описанные паттерны детских черт. Родительский контроль: при высоком балле по этому параметру родители предпочитают оказывать большое влияние на детей, способны настаивать на выполнении своих требований, последовательны в них. Контролиру¬ющие действия направлены на модификацию проявлений зависимости, у детей, агрессивности, развитие игрового поведения, а также на более успешное усвоение роди¬тельских стандартов и норм. Второй параметр — родительские требования, побуж¬дающие к развитию у детей зрелости; родители стараются, чтобы дети развивали свои способности, в интеллекту¬альной, эмоциональной сферах, межличностном общении, настаивают на необходимости и праве детей на незави¬симость и самостоятельность. Третий параметр — способы общения с детьми в ходе воспитательных воздействий: родители с высоким баллом по этому показателю стремятся использовать убеждение с тем, чтобы добиться послушания, обосновывают свою точку зрения и одновременно готовы обсуждать ее с детьми, выслушивают их аргументацию. Родители с низким баллом не выражают четко и однозначно свои требования и недовольства или раздражение, но чаще прибегают к косвенным способам – жалобам, крику, ругани. Четвертый параметр — эмоциональная поддержка: родители способны выражать сочувствие, любовь и теплое отношение, их действия и эмоциональное отно¬шение направлены на содействие физическому и духов¬ному росту детей, они испытывают удовлетворение и гордость от успехов детей. Оказалось, что комплекс черт компетентных детей соответствует наличию в родитель¬ском отношении всех четырех измерений — контроля, требовательности к социальной зрелости, общения и эмоциональной поддержки, т. е. оптимальным условием воспитания является сочетание высокой требовательнос¬ти и контроля с демократичностью и приятием. Родители избегающих и незрелых детей имеют более низкий уровень всех параметров, чем родители компетентных детей, Кроме того, для родителей избегающих детей характерно более контролирующее и требовательное отношение, но менее теплое, чем для родителей незрелых детей. Родите¬ли последних оказались абсолютно неспособными к кон¬тролю детского поведения в силу собственной эмоцио¬нальной незрелости. Из анализа литературы следует, таким образом, что наиболее распространенным механизмом формирования характерологических черт ребенка, ответственных за самоконтроль и социальную компетентность, выступает интериоризация средств и навыков контроля, используе¬мых родителями. При этом адекватный контроль предпо¬лагает сочетание эмоционального приятия с высоким объемом требований, их ясностью, непротиворечивостью и последовательностью в предъявлении ребенку. Дети с адекватной практикой родительского отношения характеризуются хорошей адаптированностью к школьной среде и общению со сверстниками, активны, независимы, инициативны, доброжелательны и эмпатичны. В. И. Гарбузов с соавторами (1977) выделили три типа неправильного воспитания, практикуемых родителями детей, больных неврозами. Воспитание по типу А (неприятие, эмоциональное отвержение) — не¬приятие индивидуальных особенностей ребенка, попытки «улучшения», «коррекции» врожденного типа реагиро¬вания, сочетающиеся с жестким контролем, регламен¬тацией всей жизни ребенка, с императивным навязыва¬нием ему единственно «правильного» типа поведения. В отдельных случаях неприятие может проявляться в крайней форме — реального отказа от ребенка, помеще¬ния его в интернат, психиатрическую больницу и т. д. В нашей практической работе подобное отношение мы отмечали у одиноких матерей, воспитывающих родных или приемных детей, в семьях, где ребенок родился «случайно» или «не вовремя», в период бытовой неустроен¬ности и супружеских конфликтов. Наряду с жестким контролем воспитания тип А может сочетаться с недос¬татком контроля, равнодушием к распорядку жизни ребенка, полным попустительством. Воспитание по типу Б (гиперсоциализирующее) выра¬жается в тревожно-мнительной концентрации родителей на состоянии здоровья ребенка, его социальном статусе среди товарищей; и особенно в школе, ожидании успехов в учебе и будущей профессиональной деятельности. Такие родители стремятся к многопрофильному обучению и развитию ребенка (иностранные языки, рисование, му¬зыка, фигурное катание, технические и спортивные круж¬ки и т. д.), однако вовсе не учитывают или недооцени¬вают реальные психофизические особенности и ограни¬чения ребенка. Воспитание по типу В (эгоцентрическое) — «кумир семьи», «маленький», «единственный», «смысл жизни» — культивирование внимания всех членов семьи на ребен¬ке, иногда в ущерб другим детям или членам семьи. Наиболее патогенным оказывается воздействие не¬правильного воспитания в подростковом возрасте, когда фрустрируются базовые потребности этого периода разви¬тия — потребности в автономии, уважении, самоопре¬делении, достижении наряду с сохраняющейся, но уже более развитой потребностью в поддержке и присоединении (семейном «мы»). В отечественной литературе предложена широкая классификация стилей семейного воспитания подростков; с акцентуациями характера и психопатиями, а также указывается, какой тип родительского отношения способствует возникновению той или иной аномалии развития (А. Е. Личко, 1979; Э. Г. Эйдемиллер, 1980). 1. Гипопротекция: недостаток опеки и контроля за поведением, доходящий иногда до полной безнадзорности; чаще проявляется как недостаток внимания и заботы к физическому и духовному благополучию подростка, делам, интересам, тревогам. Скрытая гипопротекция наблюдается при формально-присутствующем контроле, реальном недостатке тепла и заботы, невключенности в жизнь ребенка. Этот тип воспитания особенно неблаго¬приятен для подростков с акцентуациями по неустойчи¬вому и конформному типам, провоцируя асоциальное поведение — побеги из дома, бродяжничество, праздный образ жизни. В основе этого типа психопатического раз¬вития может лежать фрустрация потребности в любви и принадлежности, эмоциональное отвержение подростка, невключение его в семейную общность. 2. Доминирующая гиперпротекция: обостренное внимание и забота о подростке сочетается с мелочным конт¬ролем, обилием ограничений и запретов, что усиливает несамостоятельность, безынициативность, нерешитель¬ность, неумение постоять за себя. Особенно ярко проявля¬ется у подростков с психастенической сензитивной и астеноневротической акцентуациями. У гипертимных подростков такое отношение родителей вызывает чувст¬во протеста против неуважения к его «Я», резко усили¬вает реакции эмансипации. 3. Потворствующая гиперпротекция: воспитание по типу «кумир семьи», потакание всем желаниям ребен¬ка, чрезмерное покровительство и обожание, резуль¬тирующие непомерно высокий уровень притязаний под¬ростка, безудержное стремление к лидерству и превосходству, сочетающееся с недостаточным упорством и опорой на собственные ресурсы. Способствует форми¬рованию психопатий истероидного круга. 4. Эмоциональное отвержение: игнорирование потреб¬ностей подростка, нередко жестокое обращение с ним. Скрываемое эмоциональное отвержение проявляется в глобальном недовольстве ребенком, постоянном ощуще¬нии родителей, что он не «тот», не «такой», например, «недостаточно мужественный для своего возраста, все и всем прощает, по нему ходить можно». Иногда оно мас¬кируется преувеличенной заботой и вниманием, но вы¬дает себя раздражением, недостатком искренности в общении, бессознательным стремлением избежать тесных контактов, а при случае освободиться как-нибудь от обузы. Эмоциональное отвержение одинаково пагубно для всех детей, однако оно по-разному сказывается на их развитии: так, при гипертимной и эпилептоидной акцен¬туациях ярче выступают реакций протеста и эмансипа¬ции; истероиды утрируют детские реакции оппозиции, шизоиды замыкаются в себе, уходят в мир аутичных грез, неустойчивые находят отдушину в подростковых компаниях. 5. Повышенная моральная ответственность: не соот¬ветствующие возрасту и реальным возможностям ребен¬ка требования бескомпромиссной честности, чувства долга, порядочности, возложение на подростка ответст¬венности за жизнь и благополучие близких, настойчивые ожидания больших успехов в жизни — все это естест¬венно сочетается с игнорированием реальных потребнос¬тей ребенка, его собственных интересов, недостаточным вниманием к его психофизическим особенностям. Как свидетельствует наш опыт консультативной работы, в условиях такого воспитания подростку насильственно приписывается статус «главы семьи» со всеми вытекаю¬щими отсюда требованиями заботы и опеки «мамы-ребен¬ка». Подростки с психастенической и сензитивной акцентуациями, как правило, не выдерживают бремени непо¬сильной ответственности, что приводит к образованию затяжных обсессивно-фобических невротических реак¬ций или декомпенсации по психастеническому типу. У по¬дростков с истероидной акцентуацией объект опеки вскоре начинает вызывать ненависть и агрессию, напри¬мер старшего ребенка к младшему. Е.Т. Столин и В.В. Столин добавили еще несколько типов неадекватного родительского (ма¬теринского) отношения к ребенку. 1. Отношение матери к сыну-подростку как к «замещающему» мужу: требование активного внимания к себе, заботы, навязчивое желание находиться постоянно в обществе сына, быть в курсе его интимной жизни, стремление ограничить его контакты со сверстниками. Матери жалуются на отсутствии контакта с сыном, его желание отгородиться от нее, его «презрение». В менее грубой форме подобное отношение, как уже указывалось, выливается в присвоении подростку статуса «главы семьи». 2. Гиперопека и симбиоз: навязчивое желание удержать, привязать к себе ребенка, лишить его самостоятельности из-за страха возможного несчастья с ребенком в будущем (комплекс «умной Эльзы»). В этом случае преуменьшение реальных способностей и потенций ребенка приводит родителей к максимальному контролю и ограничениям, желанию все сделать за него, предохранить от опасностей жизни, «прожить жизнь за ребенка» (В. И. За¬харов, 1982), что по существу означает «зачеркивание» реального ребенка, стагнацию развития ребенка, регресс и фиксацию на примитивных формах общения ради обес¬печения симбиотических связей с ним. 3. Воспитательный контроль посредством нарочитого лишения любви: нежелательное поведение (например, непослушание), недостаточные школьные достижения или неаккуратность в быту наказываются тем, что ребен¬ку или подростку демонстрируется, что «он такой не нужен, мама такого не любит». При этом родители прямо не выражают недовольства ребенком, недопустимости подобного поведения, не демонстрируют ясно негативные чувства, которые они переживают в связи с плохим пове¬дением ребенка. С ним не разговаривают, его подчеркнуто игнорируют, говоря о ребенке в третьем лице — как об отсутствующем. У гипертимных подростков подобное отношение порождает бессильное чувство ярости и гне¬ва, вспышки разрушительной агрессии, за которыми стоит стремление доказать свое существование, внедрить¬ся в семейное «мы» напролом; родитель тогда идет на мировую из-за страха перед агрессией или путем ответ¬ной агрессии (оплеух, ударов) пытается преодолеть им же созданную стену отчуждения. Подобное поведение родителей у сензитивных детей порождает глубокое чувство собственной ненужности, одиночества. Стремясь вернуть родительскую любовь, подросток вынужден сверхограничивать собственную индивидуальность, по¬ступаясь чувством собственного достоинства, лишаясь собственного «Я». Послушание достигается ценой обесце¬нивания «Я», сохранения примитивной привязанности. 4. Воспитательный контроль посредством вызова чув¬ства вины: ребенок, нарушающий запрет, клеймится родителями как «неблагодарный», «предавший родитель¬скую любовь», «доставляющий своей мамочке столько огорчений», «доводящий до сердечных приступов» и т. д. (частный случай описанного выше воспитания в условиях повышенной моральной ответственности). Развитие са¬мостоятельности сковывается постоянным страхом под¬ростка оказаться виноватым в неблагополучии родите¬лей, отношениями зависимости.

How to Stop Missing Deadlines? Follow our Facebook Page and Twitter !-Jobs, internships, scholarships, Conferences, Trainings are published every day!