• Tue. Jan 24th, 2023

TrainingsNews

Jobs/ Internships/ Trainings

ЛЮБОВЬ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ.

Jul 16, 2012
APPLY FOR THIS OPPORTUNITY! Or, know someone who would be a perfect fit? Let them know! Share / Like / Tag a friend in a post or comment! To complete application process efficiently and successfully, you must read the Application Instructions carefully before/during application process.

Если любовь – это способность зрелого, созидательного характера, то отсюда следует, что способность любить у индивида, живущего в какой-либо определённой культуре, зависит от влияния этой культуры на характер этого индивида. Сейчас, в настоящее время, любовь – это относительно редкое явление, и её место занимают разные формы псевдолюбви, которые, на деле, являются многочисленными формами разложения любви. Современный человек отчуждён от себя, от своих ближних, от природы. Хотя каждый старается быть как можно ближе к другим, каждый остаётся крайне одиноким, проникнутым глубокими чувствами тревоги и вины, которые всегда появляются там, где человеческое одиночество не может быть преодолено. Человеческое счастье сегодня состоит в том, чтобы развлекаться [20. С.106]. Развлекаться – это значит получать удовольствие от употребления и потребления товаров, зрелищ, пищи, напитков, сигарет, людей, лекций, книг, кинокартин – всё потребляется и поглощается. Наш характер приспособлен к тому, чтобы обменивать и получать, торговать и потреблять; все предметы, как духовные, так и материальные, становятся предметом обмена и потребления. Одно из самых значительных выражений любви, и особенно брака с его отчуждённой структурой, это идея «слаженности». Идеал счастливого брака – это идеал исправно функционирующий слаженности: муж должен «понимать» свою жену и помогать ей; он должен делать благосклонные замечания по поводу её нового платья и вкусного блюда. Она, в ответ, должна «понимать» его, когда он приходит домой усталый и расстроенный; должна внимательно его выслушать, когда он говорит о своих деловых затруднениях; не сердиться, а «понимать», когда он забывает о её дне рождении. Весь набор этих видов отношений сводится к хорошо отлаженной связи двух людей, остающихся чужими друг другу на протяжении всей жизни: «…мы в кольце одной неволи – В двойном потоке бытия.» [2. С.59] Они никогда не достигают «глубинной связи», но любезны друг с другом и стараются сделать друг для друга жизнь как можно приятнее [20. С.155]. При таком понимании любви и брака («команда», взаимная терпимость) главный акцент делается на отыскании убежища от непереносимого в других случаях чувства одиночества. В «любви» отыскивается, наконец, спасение от одиночества. Создаётся союз двоих лиц против одиночества, и этот союз ошибочно принимается за любовь и близость [20. С.154,155]. Подчеркивание духа слаженности, взаимной терпимости и т.д. – это явление относительно новое. В годы после первой мировой войны этому предшествовало понятие любви, где в основу удовлетворительных любовных отношений и, в особенности, счастливого брака было положено обоюдное сексуальное удовлетворение [17. С.213]. Было убеждение, что причину множества несчастных браков надо искать в том, что партнёры в браке не достигали «сексуального соответствия»; причину этой беды видели в незнании «правильного» сексуального поведения, т.е. в незнании сексуальной техники одним или обоими партнёрами. Чтобы «излечить» эту беду и помочь неудачливым партнёрам, которые не смогли любить друг друга, многие книги давали инструкции и советы относительно правильного сексуального поведения и обещали, скрыто или явно, что тогда наступит счастье и любовь. Основополагающая идея состояла в том, что любовь – дитя сексуального наслаждения и если два человека научатся сексуально удовлетворять друг друга, то они будут любить друг друга. Игнорировался тот факт, что истина прямо противоположна этому основополагающему предположению. Любовь не является результатом адекватного сексуального удовлетворения, знание так называемой сексуальной техники – это результат любви. Любовь, как сексуальное взаимное удовлетворение или любовь, как «слаженная работа» и убежище от одиночества – это две «нормальные» формы обесценивания любви в современном обществе. Существует много индивидуальных форм патологии любви, которые, приводя к сознанию, считают невротическими. Основу невротической любви составляет то, что один или оба любящих остаются привязанными к образу одного из родителей, и, уже будучи взрослыми, переносят чувства, ожидания и страхи, которые испытывали по отношению к отцу или матери, на любимого человека. Эти люди никогда не освобождаются от образа детской зависимости и, став взрослыми, ищут этот образ в своих любовных требованиях. В наиболее тяжелых случаях, эмоциональная незрелость ведёт к нарушению социальной дееспособности такого человека; в менее тяжелых случаях, конфликт ограничивается сферой интимных личных отношений. Более сложный вид невротического нарушения в любви, основанного на ином виде родительской ситуации, имеет место тогда, когда родители не любят друг друга, но слишком сдержанны, чтобы ссориться или проявлять во вне какие-либо знаки неудовольствия. Отстраненность не позволяет им быть непроизвольными в своих отношениях к ребенку. Ребенок живет в атмосфере «корректности», эта атмосфера не допускает близкого контакта с отцом или матерью, и, следовательно, дитя оказывается лишенным возможности разрешать свои проблемы и живет боязливым. Он никогда не знает, что, родители чувствуют или думают; в этой атмосфере всегда присутствует элемент неопределенности, таинственности. В результате ребенок уходит в свой собственный мир, в мечты, а наяву остается отстраненным и сохраняет эту же установку в своих будущих любовных отношениях. Далее эта замкнутость в себе сказывается на развитии напряженной тревожности, чувства недоверия к миру, и часто ведет к мазохистским склонностям, как единственному способу пережить напряженную возбужденность. Форма псевдолюбви, которая нередко встречается и часто воспринимается как «великая любовь», это любовь- поклонение. Если человек не достиг уровня, на котором он обретает чувство аутентичности, собственного «Я», благодаря продуктивной реализации своих собственных возможностей, он имеет склонность «поклоняться» любимому человеку. Он отчужден от своих собственных сил и проецирует их на любимого человека, которого почитает за высшее благо, воплощение любви, света, блаженства. В этом процессе он лишает себя всякого ощущения собственной силы, теряет себя в любимом человеке вместо того, чтобы находить себя в нем. Другая форма псевдолюбви может быть названа «сентиментальной любовью». Её сущность в том, что любовь переживается только в фантазиях, а не здесь и сейчас в существующих отношениях с другим реальным человеком. Наиболее широко распространённая форма этого типа любви – это заместительное чувство любовного удовлетворения, переживаемое потребителем романов, экранных и журналистских любовных историй. Все неосуществлённые желания любви, единства и близости находят удовлетворение в потреблении такой продукции. Для многих пар, смотрящих эти истории по телевидению, это единственный способ пережить любовь – не друг к другу, а вместе – в качестве зрителей «любви» других людей. Ещё одна форма невротической любви состоит в использовании проективных механизмов для того, чтобы уйти от своих собственных проблем, сосредоточив внимание на недостатках и слабостях «любимого» человека. Индивиды оказываются способными прекрасно разобраться в маленьких недостатках другого человека и блаженно проходят мимо своих собственных, игнорируя их. Существует множество и других вариантов патологии любви в современном обществе. И перечисленные выше формы – это лишь часть наиболее часто встречающихся форм псевдолюбви нашего общества. Истинная любовь возможна, только в том случае, если два человека связаны друг с другом центрами существования, а значит, каждый из них воспринимает себя из глубины своего существования. Только в таком «центральном переживании» состоит человеческая реальность, только здесь – жизненность, только здесь – основа любви. Любовь – это постоянный риск, это состояние движения, роста, работы сообща; наличие гармонии или конфликта, радости или печали являются вторичным по отношению к основному факту: два человека чувствуют полноту своего существования, в единстве друг с другом каждый из них обретает себя, а не теряет. Есть только одно доказательство наличия любви: глубина отношений, жизненность и сила каждого из любящих – это плод, по которому узнаётся любовь. Сегодняшние наши души гораздо больше тяготеют к разладу, чем к согласию, и даже в наших личных отношениях больше разлада, чем лада, распри, чем дружелюбия. Родители и дети, юноши и девушки, мужья и жены – их душами и отношениями больше правят пружины самолюбия, чем «друголюбия», «я-запросы», чем «мы-запросы». Души близких больше соперничают, чем живут в мире, их силовые струны звучат чаще мирных. Почти с колыбели микроб разлада заражает нашу психику и создаёт в нас разладное подсознание, разладные чувства. Цивилизация раздробленного человечества и раздробленного человека – так можно бы назвать теперешнюю цивилизацию. Новая цивилизация, которая зреет в лоне нынешней, станет, возможно, цивилизацией единого человечества и цельного человека, и её генеральным законом будет, наверно, не соперничество, а содружество людей. И одним из главных строителей этой цивилизации может стать именно любовь. Всякая любовь – братская, половая, родственная как принцип отношения человека к миру и к другим людям. Успеем ли? Сумеем ли мы совершить эту величайшую в истории человечества революцию? Пересоздадим ли первичные человеческие молекулы – семью, социальную группу – так, чтобы их атомы скреплять не внешними силами, как сейчас, а внутренним тяготением друг к другу? Чтобы ответить на эти и другие вопросы, мы провели анкетирование среди учащихся 8-10 классов своей школы. Опрошено было 296 человек, в том числе 145 юношей (М) и 151 девушка (Ж). Следует отметить, что анкету молодые респонденты заполняли ответственно, что говорит о серьёзном подходе к вопросам любви. Исследование выявило, что молодое поколение продолжает верить в любовь (97,8% всех опрошенных) и только единицы (2,4% всех опрошенных) считают, что она утратила своё значение; ответившие, что «любовь не существует», придали большое значение сексу, написав, что секс – единственное, что есть хорошего в жизни (они, видимо, не учли, что секс -–это одна из составляющих любви). Большинство учащихся, заполнявших анкету (79,15% всех опрошенных), были уже влюблены, что свидетельствует о том, что представления о любви, желание её испытать формируются в человеке с детства (так, 18% отметили, что влюбились впервые в детском садике; 12% – в возрасте 7-9 лет). От 50% до 83% (в зависимости от возраста и пола) признают любовь с первого взгляда; часть респондентов (10%М; 25%Ж) отметила, что именно так к ним пришла любовь. Интересен тот факт, что с взрослением приходит понимание, что любить надо не за внешность (от68% до 60% М; от56% до 34% Ж), точнее, – не только за неё, но ещё и за «внутренние качества» (70%М; 80%Ж), «за характер» (40%М; 35%Ж), «за душу» (≈ 30% всех опрошенных), за готовность помочь (20%), за чувство юмора (10%), за верность (15%), «за всё» (30%), «за все или ни за что – просто любить» (13%Ж), «не за что, а супротив всего» (15%Ж). Приходит осознание красоты и сложности этого чувства [См. приложение 3Б]. Встречаются прямо-таки философские определения: «Любовь нужна для жизни, потому что она и есть жизнь» (Ж, 14лет); «Любовь – это глубокое осмысление духовной природы человека. Она объединяет людей – жену и мужа, родителей и детей» (М, 14лет); «Любовь – это то, что нельзя купить или продать» (Ж, 15 лет). Подмечен дуализм этого чувства: «Без любви не познаешь ненависти» (Ж, 14лет); «Любви нужно и не нужно. Не нужна – мешает нормально работать, жить; нужна – придаёт силы в работе» (Ж, 14 лет); «Любовь – это зло и в то же время – добро. Она бывает сладкой, но чаще – горькой» (М, 16 лет). И по-детски мудрое наблюдение: «Любовь – когда в семье есть полное взаимопонимание. Ругаться можно, даже нужно, но обсуждая, анализируя это руганье» (Ж, 13 лет). С взрослением представления о любви только как о благоприятном чувстве [См. приложение 3Б – 7, 8, 9, 20, 23, 24] дополняются и пониманием её других сторон. Так, часть респондентов имеет представление и об «отрицательных» последствиях любви («Любовь – это страдание» (М, 15 лет); «Любовь – ничто без жертв» (М, 15 лет)); часть видит в ней спасение («Любовь нужна, чтобы никогда не быть одиноким и знать, что у тебя есть будущее» (М, 15 лет); «Любовь нужна как что-то доброе в мире. Любя, не чувствуешь себя одиноким, ведь есть рядом человек, с которым можно поделиться переживаниями» (Ж, 14 лет); «Любовь помогает жить, многие стараются исправить свои ошибки. Любовь делает человека лучше, добрее» (Ж, 14 лет); «Любовь нужна, чтобы жизнь не стала адом» (М, 15 лет); «В нашем жестоком мире без любви как без воздуха» (Ж, 15 лет); «Чтобы чувствовать себя оцененным, чувствовать уверенность, радость любви» (Ж, 16 лет). Кстати, оказывается наши юноши больше и чаще страдают от одиночества и бывают слабыми!) На вопрос «кто сильнее любит?» ответы не равнозначны, но многие отметили, что «это всегда индивидуально» [См. приложение 1, пункт 7] Анкетирование выявило «здоровое» отношение к сексу: «Секс – вполне реальная вещь, необходимая человеку» (Ж, 15 лет); «Отношусь к сексу нормально – как все в наше время» (Ж, 15 лет); «Секс нужен для полноценной жизни» (М, 16 лет). Часть десятиклассников отметили своё «вступление» во взрослую жизнь, указав на наличие половых контактов [См. приложение 1, пункт 10]. Большинство отвечавших главным в любви выделили чувство ответственности за любимых, сделать их счастливее (а значит быть счастливым и самому). Причем, для части девушек характерен оттенок некоторой жертвенности: «Пусть ему будет хорошо» (Ж, 15 лет). Так же отмечены и важнейшие функции любви – создание семьи и воспроизводство (≈ 40%). Например: «Любовь совокупность психологических и физических действий, направленных на размножение» (М, 16 лет); «Любовь нужна, чтобы завести семью, материлизовать себя» (М, 14 лет). Несколько человек, давая определение любви, отметили многообразие её проявлений: родительская любовь (≈12%), любовь к объектам природы (≈8%), любовь к музыке, поэзии, ко всему прекрасному (≈25%). Есть несколько интересных определений, связанных с так называемыми сексуальными меньшинствами [См. приложение 3Б – 17]. Заставляет задуматься тот факт, что ни один респондент не отметил такой вид любви, как «любовь к Родине». Это говорит о необходимости усиления патриотического воспитания, как в целом в стране, так, в частности, в гимназии и каждой семье. Были и «ответы–фразы» с налётом «красивости»: «Любовь – это букет цветов, в котором есть крапива» (Ж, 16 лет); «Любовь – атомное чувство» (Ж, 15 лет); «Любовь – это храм для двоих» (М, 14 лет); «Любовь – это река, по которой мы плывём» (М, 14 лет); «Любовь – это двое с повышенной температурой» (М, 15 лет); «Любовь – это ваза, а ваза бьётся легко» (Ж, 14 лет). Но в целом молодое поколение учащихся 13 – 16 лет – люди XXI века – представители новой цивилизации, основанной на любви. Не случайно часть опрошенных (до20%) отметили, что любовь спасёт мир, спасет человечество, что любовь не угасает, а продолжает развиваться, усовершенствуясь, преобразовываясь, приобретая новые формы и виды и от действия каждого из нас зависит, какая смерть нас ожидает: смерть человечества или смерть одной цивилизации и рождение другой… И вдоволь будет странствий и скитаний, Старана Любви – великая страна! [3. С.137]

How to Stop Missing Deadlines? Follow our Facebook Page and Twitter !-Jobs, internships, scholarships, Conferences, Trainings are published every day!