• Mon. May 27th, 2024

TrainingsNews

Jobs/ Internships/ Trainings

МНОГООБРАЗНЫЙ МИР ЛЮБВИ.

Jul 16, 2012
APPLY FOR THIS OPPORTUNITY! Or, know someone who would be a perfect fit? Let them know! Share / Like / Tag a friend in a post or comment! To complete application process efficiently and successfully, you must read the Application Instructions carefully before/during application process.

В любви особенно поражает её многообразие видов и форм. Мы говорим о любви к самому себе [7. С.341, 20. С.143] и любви к человеку [20. С.143], любви к жизни [7. С.373] и к Родине [7. С.31], любви к истине [7. С.65] и добру [7. С.65], любви к свободе [7. С.42], к власти [7. С.263], к Богу [20. С.143] и т.д. Выделяются также любовь романтическая [7. С.219], рыцарская [8. С.653], платоническая [7. С.345], братская [7. С.141] и т.п. Существует любовь-страсть [7. С.244], любовь-нужда [7. С.238], любовь к ближнему [7. С.273] и любовь к дальнему [7. С.252], любовь мужчины[7. С.223] и любовь женщины[7. С.226] и т.д. Что соединяет до крайности разнородные страсти, влечения, привязанности в единство, именуемое «любовью»? Вопрос о взаимных отношениях любви не проще, чем вопрос о её смысле. Т.Кемпер в основу своей классификации кладёт два независимых фактора: власть и статус [13. С.63]. Власть – это способность силой заставить партнёра сделать то, что ты хочешь; статус – способность вызывать желание партнёра, идти навстречу твоим требованиям. В зависимости от того, является уровень власти и статуса низким или высоким, выделяются семь типов любви: • романтическая любовь, в которой оба партнёра обладают высокими статусами и властью: они стремятся идти навстречу друг другу и вместе с тем каждый из них может «наказать» другого, лишив его проявлений своей любви; • родительская любовь к маленькому ребёнку, в которой родитель обладает высоким уровнем власти и низким статусом (поскольку любовь ребёнка к нему ещё не сформировалась), а у ребёнка мало власти, но высок статус; • братская любовь, в которой оба члена пары имеют малую власть друг над другом, но охотно идут навстречу один к другому; • харизматическая любовь, имеет место, например, в паре учитель-ученик. Учитель имеет и возможность принуждения, и желание идти навстречу ученику, а ученик не обладает властью над учителем и охотно исполняет его пожелания; • «поклонение» литературному или другому герою, с которым нет никакого реального взаимодействия и у которого нет власти, но высок статус, а у его поклонника нет ни статуса, ни власти; • влюблённость, когда у одного из партнёров есть и власть, и статус, а у другого их нет, как это бывает в случае односторонней, безответной любви; • «измена», когда один обладает и властью, и статусом, а другой только властью, как это имеет место в ситуации супружеской измены, когда оба супруга сохраняют власть друг над другом, но один из них уже не вызывает желания идти ему навстречу. Эта интересная типология любви, отличающаяся простотой и ясностью, является, тем не менее, на наш взгляд, абстрактной и явно неполной. Два элементарных фактора, власть и статус, очевидно, недостаточны для выявления и разграничения всех тех, многообразных отношений, которые покрываются общим словом «любовь». Попытки разобраться в типах любви известны с давних пор. Так, для выражения различных аспектов и оттенков любви древние греки, например, использовали различные термины. Словом «эрос» они обозначали чувства, направляемые на предмет с целью полностью вобрать его в себя. Этот термин выражает любовь-страсть, ревность и чувственное влечение и связан с его пафосом, аффектной, чувствительной стороной. «Эрот» выражает царящую в природе полярность и непреодолимую тягу к её преодолению. Эрот – это и страстная самоотдача, восторженная любовь, не оставляющая в себе места жалости и сочувствию к самому себе. Слово «philia» («любовь-дружба») обозначает связь индивидов, обусловленную социальным или личным выбором. Эта любовь затрагивает отношения близких друг другу людей, она обычно удовлетворена присутствием любимого и развитием естественных чувств. Эти чувства, появились без особого усилия, в процессе личного общения, их ценность в том, что они необходимы человеку как чему-то целому, а не как взятому в отдельных его особенностях. Основное душевное состояние здесь – «духовный покой», внутренняя близость, взаимопонимание. Таким образом, «philia» означает духовную, открытую, основанную на внутренней симпатии любовь, выражает соединение подобных принципов (тогда как эрос – борьба и соединение противоположных). Слово «storge» означает любовь, которая связана с органическими родовыми связями, нерушимыми, не поддающимися отмене (особенно семейные связи). Это нежная, уверенная, надёжная любовь, которая устанавливается между родителями и детьми, мужем и женой. В такой любви человек находит покой и доверие, чувство уверенности. Этот термин выражает чувства не отдельной личности, а чувство родовой общности, без которого греки не представляли своего существования. Термин «agape» у греков означал разумную любовь, возникающую на основе оценки какой-либо особенности любимого, его черт характера и т.п. эту любовь человек может разумно обосновывать, ведь она основана на убеждениях, а не на спонтанных чувствах, привычках. Этот аспект любви исторически связан с адекватной оценкой другой личности, что лежит в основе взаимоуважения; в ней чем больше понимания, тем меньше места чувствам. Это любовь, укрепляемая деятельность разума, поэтому она абстрактна, безличностна более чем другие формы любви. Это воля, направляемая разумом. В средние века христианство трактовало любовь как высший принцип нравственности, наиболее широко раскрывающий человеческую сущность. Под любовью понималась некая внутренняя сила человека, которая никогда не иссякает, а беспрестанно, без усталости распространяется на все действия человека, направляя его к благоденствию [13. С.52]. Христианский мыслитель Аврелий Августин выделял три формы любви: • любовь человека к Богу; • любовь к ближнему; • любовь Бога к человеку; Первая форма любви выражается как стремление человека к совершенству на пути к Богу. Она связана с человеком, его природой, дающей возможность думать, решать. Она начинается как желание любить Бога, однако, без нужной ясности о предмете любви. В результате исканий человеку надо достичь правильного направления любви и, конечно, возвышенной любви к богу, а не низменной любви к сотворённому миру. По мнению Августина, вся любовь к людям, вещам в этом мире истинна тогда, когда она во имя Бога, а не во имя человека. Любовь к ближнему – вторая форма любви, принятая в христианстве. Она возможна потому, что «ближний» – это подобие Бога. Она объединяет всех людей без исключения в единое целое. Третья форма – любовь Бога к созданию. Бог не только любит, он сам есть любовь. И его любовь прорывается наружу как творение и избавление человека от грехов; хотя в таком аспекте она в своей начальной глубине не постижима, не доступна человеку. Классификации любви, имеющие достаточно ясное основание, обладают тем достоинством, что они поддаются хотя бы теоретической проверке. Такие классификации полезны в психологии, при исследовании эмоциональных отношений. Но их роль в философском анализе любви не может быть существенной. Любовь очень разнородна, она включает в себя не только разные виды и их подвиды, но и то, что можно назвать формами любви, её модусами. Видами любви являются, например, любовь к ближнему и эротическая любовь. Формами проявления любви к ближнему служат любовь к детям, любовь к родителям, братская любовь; модусами являются любовь мужчины и любовь женщины, любовь северянина и любовь южанина, любовь средневековая и любовь современная. Можно говорить просто о любви к ближнему; можно говорить более конкретно о любви к детям или, ещё более конкретно, об отцовской (материнской) любви. Конкретизация может идти дальше, в результате чего выделяются не только формы и модусы, но и «модусы модусов». Познакомимся с некоторыми формами любви. Материнская любовь – это забота и ответственность, необходимые для жизни ребёнка. Это установка, которая внушает ребёнку любовь к жизни, а не только желание оставаться жизнеспособным, которая даёт ему почувствовать, что хорошо быть живым, хорошо быть маленьким мальчиком или девочкой, хорошо жить на этой земле. Связь матери и ребёнка по своей природе – это неравенство, где один полностью нуждается в помощи, а другой её даёт. Из-за бескорыстного характера материнская любовь считается высшим видом любви и наиболее священным изо всех эмоциональных связей. Сущность материнской любви – забота о росте ребёнка – предполагает желание, чтобы ребёнок отделился от матери. В этом основное её отличие от любви эротической. В эротической любви два человека, которые были разделены становятся едиными. В материнской любви два человека, которые были едины, становятся отдельными друг от друга. Мать должна не просто терпеть, а именно хотеть и поддерживать отдаление ребёнка. Именно на этой стадии материнская любовь превращается в такую трудную задачу, потому что требует бескорыстности, способности отдавать всё и не желать ничего взамен, кроме счастья любимого человека. Именно на этой стадии многие матери оказываются неспособными решить задачу материнской любви. Материнская любовь – это любовь к растущему ребёнку, любовь, которая ничего не желает для себя. Это, возможно, наиболее трудная форма любви из всех достижимых, и наиболее обманчивая из-за лёгкости, с которой мать может любить своего младенца. Но именно потому, что это трудно, женщина может стать действительно любящей матерью. Женщина, которая не в состоянии любить, не может быть нежной матерью, не может быть любящей матерью, чья задача в том, чтобы быть готовой перенести отделение ребёнка – и даже после отделения продолжать его любить. Братская любовь – это любовь между равными; материнская любовь – это любовь к беспомощному существу. Как бы они не отличались друг от друга, общее у них то, что они по своей природе всеобщи. Противоположность этим обоим типам любви составляет эротическая любовь. Она жаждет полного слияния, единства с любимым человеком. Она по своей природе исключительна, а не всеобща, к тому же, вероятно, это самая обманчивая форма любви [20. С.139]. Прежде всего, её часто путают с переживанием «влюблённости», внезапного крушения барьеров, существовавших до этого момента между двумя чужими людьми. И кроме этого за эротическую любовь часто принимают влечение друг к другу, которому способствует обманчивый характер полового желания. Половое желание требует слияния, оно может быть внушено не только любовью, но так же и тревогой и одиночеством, жаждой покорять и быть покоренным, тщеславием, потребностью причинять боль и даже унижать. Половое желание вызывается или легко сливается с любой другой сильной эмоцией, одной из которых является любовь. Из-за того, что половое желание в понимании большинства людей соединено с идеей любви, они легко впадают в заблуждение, что они любят друг друга, когда их физически влечёт друг к другу [20. С.138]. Когда желание полового слияния вызвано любовью, то физическая близость лишена жадности, потребности покорять или быть покорённым, но исполнена нежности. Если желание физического соединения вызвано не любовью, это никогда не ведёт к единству, которое было бы чем-то большим, чем оргиастическое преходящее единение [20. С.138]. В эротической любви есть предпочтительность, которой нет в братской и материнской любви. Она предпочтительна только в том смысле, что человек может соединять себя целиком и прочно с одним человеком. Отношения форм любви к её видам и модусов к формам не остаётся постоянным: разные виды любви могут иметь разные формы своего проявления, а разные формы – разные модусы. А сейчас сосредоточимся на видах любви. Их можно соотносить по-разному. Самое простое и достаточно естественное их упорядочение – это представление всего поля любви в виде серии «наплывающих» друг на друга «кругов». Каждый из «кругов» включает в чем-то близкие виды любви, а движение от ядра к периферии подчиняется определённым принципам. Следуя этому принципу, выделяется девять таких «кругов», ведущих от эротической любви через любовь к ближнему, любовь к человеку и т.д. к любви к истине, к добру и т.п. и далее к любви к власти, к богатству и т.д. В первый «круг любви» следует, судя по всему, включать эротическую (половую) любовь и любовь к самому себе. Что представляет собой эротическая любовь, известно каждому из собственного опыта или научной литературы. Лишь 16% мужчин и 10% женщин сомневаются в том, знают ли они, что такое любовь, остальные в этом вполне уверены [5. С.76]. По нашим исследованиям [См. приложение 1] лишь 8% мальчиков и 5% девочек не смогли дать определение. В определённом, очень важном значении эротическая любовь делает человека полноценным: она сообщает ему такие полноту, насыщенность и остроту бытия, какие не способно давать ничто иное. Следует так же иметь в виду, что эротическая любовь не тождественна сексуальному влечению, она не является простым придатком последнего. Любовь столь же основной феномен, как и секс. В норме секс является способом выражения любви. Лёгкость секса, отсутствие препятствий обесценивает любовь. Любовь сохраняется и после того, как спадает сексуальное напряжение [как раз это один из её критериев]. Если бы эротическая любовь была чистым желанием физического обладания, её можно было бы во многих случаях без труда удовлетворить, и любящий не хотел бы быть любимым, что весьма существенно для любви. Любовь человека к самому себе является предпосылкой его существования как личности и, значит, условием всякой его любви. Любовь к себе – это та начальная школа любви (прежде всего любви к человеку), в которой без обладания элементарной грамотностью остаются недоступными «высокие университеты» любви. Человек, любящий только одного человека и не любящий «своего ближнего», на самом деле желает господствовать или повиноваться, а не любить. Кроме того, когда кто-то любит ближнего, но не любит самого себя, всей жизнью своей доказывает, что любовь к ближнему не является подлинной. Второй «круг любви» – это любовь к ближнему. Она включает любовь к детям, к родителям, братьям и сестрам, членам семьи и т.д. Важность и фундаментальность этой любви очень значительны и весомы, так как эта любовь является своего рода «школой человечности» (Ф.Бекон). Любовь к ближнему – лучшая проверка более общей любви к человеку и лучшая школа такой любви. В любви к ближнему особенное место занимает родительская любовь и любовь детей к родителям. Здесь следует также учесть, что любовь к ближнему включает не только родственные чувства, но и любовь ко всем тем, кто вошел в нашу жизнь и оказался прочно связанным с нею. Третий «круг любви» – любовь к человеку, по поводу которой ещё в древности было сказано, что она бывает только большая, нет маленькой любви. Любовь к человеку включает любовь к самому себе, любовь к ближнему и любовь к каждому иному человеку, независимо от каких-либо дальнейших его определений. Это, в частности, любовь к будущим поколениям и связанная с нею ответственность перед ними. Ведущий принцип такой любви прост: нужды будущих людей столь же важны, как и нужды современных. Каждое поколение должно стремиться оставить следующему поколению всё, что оно получило от предыдущего, количественно и качественно не в худшем состоянии, чем оно имело само. О том, как трудно реализовать это положение, выразительно говорит расточительность современной экономики, растрачивание ею невозобновимых природных ресурсов. В четвёртом «круге любви» – любовь к Родине, любовь к жизни, любовь к Богу и т.п. Любовь к Отечеству – одно из самых глубоких чувств, закреплённое в человеческой душе веками и тысячелетиями. Любовь к Родине означает любовь к родной земле и живущему на ней народу. Эти две составляющие единого чувства обычно идут вместе, поддерживая и усиливая друг друга. Но случается, что они трагически расходятся: человек любит Родину, но не своих соотечественников. Любовь к Родине, противопоставленная любви к живым людям, неминуемо оказывается абстрактной и губительной для окружающих. И если такой человек восходит на вершину власти, он приносит бедствие своему народу. Противопоставление Родины и её народа никогда не приносило и не способно принести добра: ни в том случае, когда интересы Родины становятся выше интересов народа, ни в том, когда любви к народу отдаётся предпочтение перед любовью к родной земле. Чувство патриотизма делает человека частицей великого целого – своей Родины, с которой он готов разделить и радость, и скорбь. Любовь к Родине менее всего является слепым, инстинктивным чувством, заставляющим бездумно превозносить отечество, не замечая его пороков. Любить Родину – значит, прежде всего, желать ей добра, добиваться того, чтобы она сделалась лучше. Пятый «круг любви» – это любовь к природе, которой посвящены прекрасные страницы художественной литературы [14. С.16,45,96,134; 15. С.32, 52, 85, 114]. Космическое чувство, о котором говорится далее, является одним из аспектов, одной из составляющих любви к природе. Направленная на мир как целое, она говорит о единстве человека и мира, об их слитности и даже взаимовлияния. Из этого чувства проистекает, как нам кажется, убеждение в одушевлённости природы. Однако, космическое чувство доступно далеко не всем. Тому, кто не верит в его существование, одухотворение всего и наполнение бытия смыслом кажется крайностью, свидетельствующей о присутствии в нашем сознании элементов мифологического мышления. Но тем, у кого такое чувство есть, оно представляется одним из наиболее глубоких и ярких ощущений. Космическое чувство единства со Вселенной, растворённости в ней ярко проявляется в неодолимом инстинкте, влекущим наши сердца к единству всякий раз, когда в каком-либо направлении возбуждается наша страсть. Оно проявляется и охватывающей нас ностальгии при созерцании природы, перед лицом красоты, в музыке – в ожидании и ощущении великого наличия. Шестой «круг» – это любовь к истине, добру, прекрасному, справедливости и т.п. Седьмой «круг» – любовь к свободе, творчеству, славе, власти, своей деятельности, богатству, «закону и порядку» и т.п. Восьмой «круг» – это любовь к общению, игре, собирательству, коллекционированию, развлечениям постоянной новизне, путешествиям и т.п. И, наконец, последний, девятый «круг», который, собственно, уже и не является «кругом любви» – влечение в пище, пристрастие к сквернословию и т.п. В этом движении от первого «круга» любви к её последнему «кругу», от её центра к периферии достаточно отчетливо обнаруживаются некоторые закономерности. Прежде всего, по мере удаления от центра уменьшается эмоциональная составляющая любви, непосредственность и конкретность этого чувства. От «круга» к «кругу» падает интенсивность любви, охват ею всей души человека. Эротическая любовь и любовь к детям могут заполнить всю эмоциональную жизнь индивида. Любовь к творчеству или любовь к славе чаще всего составляет только часть такой жизни. Пристрастие к игре или коллекционированию – только один аспект целостного существования человека, как правило, лишенный самостоятельной ценности. Уменьшается от «круга» к «кругу» и охватываемое любовью множество людей. Эротическая любовь захватывает каждого или почти каждого. Бога, истину и справедливость любят уже не все. Любовь к славе или к власти – удел немногих. С уменьшением непосредственности и конкретности любви растёт социальная составляющая этого чувства. Она присутствует и в любви к себе, и в любви к детям, но она гораздо заметнее в любви к власти, свободе или богатству. Чем дальше от центра, тем обычно ниже стандартная оценка тех ценностей, на которые направлена любовь. С удалением от центра, эти ценности становятся всё более неустойчивыми, амбивалентными. Интересен вопрос, на сколько соответствует деление видов любви на «круги» их возникновению и развитию в ходе человеческой истории? Оказывается, эротическая любовь всегда сопутствовала человеку (в зачатке она уже есть в животном мире); любовь к самому себе почти столь же стара, как и сам человек; позднее сложилась любовь к справедливости и свободе и т.д.

How to Stop Missing Deadlines? Follow our Facebook Page and Twitter !-Jobs, internships, scholarships, Conferences, Trainings are published every day!