• Sat. Jan 28th, 2023

TrainingsNews

Jobs/ Internships/ Trainings

Истина и ее критерии

Mar 26, 2018
APPLY FOR THIS OPPORTUNITY! Or, know someone who would be a perfect fit? Let them know! Share / Like / Tag a friend in a post or comment! To complete application process efficiently and successfully, you must read the Application Instructions carefully before/during application process.
Проблема истины является ведущей в философии познания. Все проблемы теории познания, изучение которой мы начали на прошлой лекции касаются либо средств и путей достижения истины (чувственных и рациональных, дискурсивных и интуитивных), либо форм существования истины (понятие факта, гипотезы, теории), либо методов её познания, форм ее реализации.
Проблемы истины, её понимание, аспекты, формы, критерии мы рассмотрим в лекции:
Истина и её критерии. Знание и вера. Основные вопросы которой:
1. Проблема истины и её место в гносеологии.
2. Проблема критерия истины.
3. Проблема соотношения знания и веры.
В ходе рассмотрения первого вопроса мы изучим разные походы к определению истины,  рассмотрим  понятие объективности, конкретности, абсолютности и относительности истины. Особенности познания истины в военном деле.
Во – втором увидим многообразие подходов к критерию истины, рассмотрим критерий практики, её структуру, социальные формы, формы военной практики.
В третьем вопросе определим границы научного познания, рассмотрим диалектику веры и знания.
Понятие истины относится к важнейшим в общей системе мировоззренческих проблем. Оно находится в одном ряду с такими понятиями, как “справедливость”, “добро”, “смысл жизни”, а также позволяет оптимистически смотреть на возможность познания мира, общества, военного дела, человека и его мышления. В этом актуальность сегодняшней темы лекции, и её значимость для формирования инженерного мышления, мировоззрения офицера РВСН.
1 вопрос.
Можно сказать, что вопрос, что такое истина относится к одному из вечных вопросов гносеологии. Имеются разные понимания истины “Истина – есть соответствие знания действительности”, “Истина – это опытная подтверждаемость”, “Истина – это свойство самоорганизованности знаний”, “Истина – это соглашение”, “Истина – это полезность знания, его эффективность”.
Первое положение, согласно которому Истина – есть знание, соответствующее своему предмету,
совпадающее с ним, – есть соответствие знания действительности.
Шляется главным в классической концепции истины. Такое её понимание разделяли Платон и Аристотель, ФомаАквинский и Г.В. Гегель, Л. Фейербах и Маркс, мноте философы XX Века.
Ей придерживаются и материалисты, и идеалисты, метафизики и диалектики и даже агностики. Различия внутри её проходят по вопросу отражаемой действительности и по вопросу о механизме соответствия.
Современная трактовка истины включает в себя следующие моменты характеристики:
1) Объективность, она – в обусловленности реальной действительности в которую входит -объективная  реальность,  субъективная реальность она – в связи с предметно^чувственной деятельностью человека, с практикой
она – в независимости содержания истины от отдельных людей
2) Субъективность, поскольку истину познают люди она субъективна по своим внутренним идеальным содержанию и форме (например, всемирное тяготение изначально присуще миру, но истиной стала благодаря Ньютону)
3) Истина есть процесс, она не постигается сразу, целиком в полном объёме, а постепенно углубляется и вместе с тем всегда неполна и неточна.
Для характеристики объективной истины как процесса применяются категории абсолютного (выражающего устойчивое, неизменное в явлениях) и относительного (отражающей изменчивое, преходящее).
Абсолютная истина (абсолютное в объективной истине) -это полное, исчерпывающее знание о действительности, которое в границах конкретного этапа развития науки не уточняется и не дополняется, это идеал, который не может быть достигнут, хотя познание и приближается к нему, это элемент знаний, который не может быть опровергнут в будущем: “люди смертны” и т.д. – это вечные истины.
Движение к абсолютной истине идёт через нахождение множества относительных истин.
Относительная истина (относительное в объективной истине) – это неполное, приблизительное, незавершённое знание о действительности, которое углубляется и уточняется по мере развития практики и познания.
При этом старые истины либо заменяются новыми (как классическая механика квантовой), либо опровергаются и становятся заблуждением (как истины о флогистоне, теплороде, эфире, вечном двигателе).
В любой абсолютной истине мы находим элементы относительности, а в относительной черты абсолютности. Признание только относительного в объективной истине грозит релятивизмом, преувеличение устойчивого момента – есть догматизм.
Диалектика абсолютной и относительной истин ставит вопрос о конкретности истины. Это означает, что любое истинное знание определяется
1) характером объекта к которому относится,
2) условиями места, времени;
3) ситуации, историческими рамками. Распространение истинного знания за пределами его действительной применимости превращает его в заблуждение. Даже 2+2=4 является истиной только в десятичной системе исчисления.
Таким образом, объективная, абсолютная, относительная и конкретная истина – это не разные “сорта” истин, а одно и тоже истинное знание с этими свойствами.
Кроме названных выделяются и другие свойства истины: непротиворечивость (с точки зрения формальной логики), когерентность (согласованность знания с фундаментальными идеями), простота, красота, эвристичность, плюрализм, антиконьюктурность, способность к самокритичной рефлексии (В.И.Ленин).
Существуют и разные формы истины: экзистенциальная (понимание  духовного  мира),  предметная  (знание  о материальных системах), концептуальная, а также истины обусловленные видами познавательной деятельности: научная, обыденная, нравственная.
При этом постоянный спутник истины в любой её форме -заблуждение. И истина и заблуждение – две противоположные, но неразрывные стороны единого процесса познания.
Заблуждение – знание, не соответствующее своему предмету, несовпадающее с ним. Это неадекватная форма знания, возникает непреднамеренно из-за ограниченности, неразвитости или ущербности практики и самого познания. Заблуждения неизбежны, но они необходимый предмет познания истины. Заблуждения многообразны по своим формам: научные и ненаучные, религиозные и философские, эмпирические и теоретические.
Заблуждение следует отличать от лжи – преднамеренного искажения истины в корыстных целях и дезинформации -передачи ложного знания (как истинного) или истинного знания как ложного.
Все эти явления имеют место в научном знании, но встречается и мошенничество, и подлог. Чаще встречаются ошибки – как результат неправильных действий в вычислениях, в политике, в жизни. Они бывают логическими и фактическими.
Заблуждения рано или поздно преодолеваются: либо сходят со сцены (учение о “вечном двигателе”), либо становятся истиной (превращение алхимии в химию, астрологии в астрономию),
Познание истины в военном деле имеет свои особенности связанные с многоплановостью, динамичностью объектов исследования. Это – и технические, и организационные, и учебно-воспитательные системы, виды деятельностей разного характера.
Объекты познания сложны сами по себе, и усложняются ещё более условиями противоборства.
Обстановка опасности снижает возможность правильного познания, ещё более осложняется познание с применением маскировки, дезинформации, то что называется – военной хитростью.
Военное познание отражает действительность и  в чувственных и в логических формах, но значительное место отводится  –  интуиции.  Развитая  интуиция  отличала выдающихся полководцев прошлого и настоящего века.
Вопрос о том, можно ли ограничить истину от заблуждения, и каким образом, есть вопрос о критерии истины.
2 вопрос.
В истории науки и философии высказывались разные точки зрения на критерий истины (критерий – это средство проверки достоверности знания). Так, Декарт критерием истинных знаний считал их ясность самоочевидность. Фейербах такой критерий искал в чувственных данных. Но оказалось – никаких самоочевидных положений нет, ясность мышления – вопрос крайне субъективный, а чувства – зачастую нас обманывают (ложка в стакане воды изломана…).
Коренным пророком этих критериев то, что они находятся в самом знании, в его особых привилегированных частях. Необходим критерий, который был бы и теоретическим (для отражения объекта) и внетеоретическим (для проверки знаний), отличался бы от субъективных процессов познания и от объективных естественных процессов.
Такими свойствами обладает практика, но во всём её объёме и историческом развитии. При этом практику, дополняют и другие критерии – общезначимость (то, что признаётся многими людьми), – прагматизм (то, что признают полезным, что приводит к успеху); – когерентность (взаимосоответствие суждений); – конвенционализм (то, что соответствует соглашению).
Так, математики склоняются когерентной концепции истины, гуманитарии к общезначимости и конвенционализму, инженеры, научные работники, к практицизму и практике.
Понятие “практика” раскрывалась через широкий спектр терминов “действие”, “деятельность”, “деятельная жизнь”, “опыт”, “опыт в целом”, “труд”. Практика считалась важным условием процесса познания, высказывалась идея о единстве теории и практики (Гегель, Чернышевский, Соловьев, Поппер). Мы определим практику через понятие “деятельность”.
Практика ‘ активная, целенаправленная чувственно-предметная деятельность людей, направленная на изменение реальной действительности.
С введением практики в теорию познания было установлено, что человек активно, через предметы, целенаправленно, воздействует на действительность и в ходе её изменения познаёт её.
В процессе практики человек создаёт “вторую природу”, культуру. Практика и познание – две стороны единого процесса, вместе они целостная система человеческой деятельности. Но, практика играет решающую роль, ибо её законы – это законы реального мира, который преобразуется в этом процессе. Назовем важнейшие формы практики: Это – материальное производство (труд),
– социальная деятельность,
– научный эксперимент;
– техническая деятельность;
– военно-политическая деятельность. Практика и познание тесно связаны, практика имеет познавательную сторону, а познание – практическую. Практика является источником информации для познания, в том числе и военного. Формы военной практики:
Своеобразие практики выражается в её функциях в процессе познания:
1. практика является источником познания, ибо все значения вызваны к жизни потребностями практики.
– креатиеная функция
2. практика выступает как основа познания, его движущая сила. Она пронизывает все его стороны, ставит проблемы, обнаруживает новые свойства и  стороны  мира, обеспечивает познание техническими средствами. – детерминирующая функция
3. практика является целью познания, поскольку служит для преобразования мира и регулирует деятельность людей
– целеполагающая функция
4. практика представляет собой и решающий критерий истины
” критериальная функция Остановимся на последней функции.
Проверка знания практикой не есть одноразовый акт, а есть длительный процесс, носящий исторический, противоречивый характер. Это означает, что критерий практики одновременно и абсолютен и относителен. Абсолютен в том смысле, что только практика может окончательно доказать какие-либо положения. Относителен потому,  что  сама практика развивается, совершенствуется и потому не может в каждый данный момент доказать истинность развивающегося знания.
Вот почему, возникает необходимость дополнения практики иными критериями, которые дополняют, но не отменяют или заменяют его. Особо важен логический критерий истины, сочетающий и формально-логический и диалектический методы, а также аксиологический критерий.
Своеобразны подходы к пониманию истины и её критерия у М.Хайдеггера и КЛоппера. Сущность истины открывается как свобода человека, считает Хайдеггер. Истина – образец, утверждает Поппер. Заблуждение как противоположность истины – дело рук человеческих, следствие его ошибок, свободы, хотения.
Понятие истины близко к понятию ПРАВДА, ПРАВОТА. Правда – истина на деле, истина в образе, благе, честности, справедливости, поступать по правде, значит поступать по истине, по справедливости (Вл.Даль). Тем самым правда, шире чем истина, так как включает в своё определение и мораль. С другой стороны, это свидетельство о аксиологическом аспекте истины.
Таким образом, практика является наиболее точным критерием позволяющим отличить заблуждение от истины, при дополнении другими критериями обеспечивает процесс познания истины.
Вместе с тем, в формировании инженерного мышления важнейшим было и остаётся приобщение к науке, научной истине. Достижение последней связанно с соотношением веры и знания.
3 вопрос,
В предыдущей лекции мы отмечали наличие научных и всенаучных форм познания. Классификация форм знания и по сей день является во многом дискуссионной. Мы же попытаемся выделить некоторые формы и рассмотреть их основные особенности.
Уже на ранних этапах истории существовало обыденно-практическое познание, поставляющее элементарные сведения о природе, людях, социальных связях и т.д. Основой данной формы познания является опыт повседневной жизни, практики людей. Знания эти носят хотя и прочный, но хаотический, разрозненный характер (набор сведений, правил и т.п.). Сфера обыденного познания включает в себя здравый смысл, верования, приметы, традиции, предания, назидания, интуитивные убеждения, предчувствия и пр.
Важно и мифологическое познание. Его специфика в том, что оно представляет совой фантастическое отражение реальности,   является   безсознательно-художественной переработкой природы и общества народной фантазией, но и 2-е, это своеобразное моделирование мира в метафорах и обобщениях, имеющих и логическую природу.
Ему свойственно: слитность с эмоциональной сферой, неотчётливое разделение субъекта и объекта, предмета и знака, вещи и слова, происхождения и сущности явлений. Значение мифологического познания в его обращенности к культуре.
Художестеенно-0бразная форма познания, наиболее проявившаяся в искусстве, хотя полностью, целиком не сводима к познанию, но через систему художественных образов – позволяет раскрыть истину. Поскольку в структуру любого произведения искусства включаются знания о людях их характерах, о странах и народах, обычаях, нравах, быте, об их чувствах, мыслях и т.д.
Одними  из древнейших  форм  познания  является философское познание (речь о нём шла в 1 лекции) и религиозное познание. Особенностью последнего есть то, что, будучи фантастическим отражением земных, природных и социальных сил оно содержит в себе определённые знания о действительности. Хотя и не в теоретической форме. Религиозное познание не выполняет функций производства объективного знания, носящего всеобщий, целостный, самоценный и доказательный характер.
О научном познании и его особенностях мы уже говорили. Но, уточним, сущностью научного познания является рациональность, которая в качестве подчинённых моментов содержит эмоции и веру.
Сущностью научной рациональности является способность работать с идеальными объектами с тем условием, что их можно превратить в реальную вещь, предмет или дело – это способность разума к целостному охвату природы, общества и собственной субъективности и их фиксация в системе общезначимых правил.
При этом научное познание имеет свои границы. Но каковы его реальные и потенциальные пределы? Наука состоит из системы внутренне дифференцированных научных дисциплин, имеющих свою предметную область, методы и формы познания. Это – физика, химия, биология, социология, история. Развитие науки происходит на основе 2-х взаимосвязанных тенденций: дифференциации и интеграции.
Дифференциация предполагает деление, отпочкование и размножение научных направлений (специализация методов познания для отражения качественно различных объектов).
Интеграция обратный процесс (так возникли биохимия, физическая химия), так возникает кибернетика, как перенос одних форм и методов на другие направления.
Наука развивается через постановку проблем, чем ограничивает поле исследования. Такое ограничение не означает признание непознаваемости мира. Непознаваемость означает недоступность объекта познания, а ограниченность означает, что в объекте высвечивается определённая сторона. Конструируется определенный образ объекта, не соответствующий его реальной полноте.
Граница между вопросами объясняемыми науками и бессмысленными с их позиций является подвижной и условной. Но такая граница существует, как существует объективный процесс преодоления этой границы.
Человеческий мир сложен, более неуловим для науки. Не случайно, что гуманитарные науки менее развиты, чем естественные, здесь меньше общепризнанных теорий и больше разномыслия и неоднозначности. Изучение единичного, уникального, субъективного ещё более трудно.
Таким образом, научный анализ имеет свою специфику, и, следовательно, ограниченную сферу применимости. Возникает вопрос, как соотносятся вера и знание в научном познании?
Надо отличать религиозную и обычную веру, основанную на обобщенном практическом опыте людей.
Первая определяется как верность Богу и последовательное практическое осуществление в жизни религиозных идей, ценностей и норм и не имеет (практически) гносеологического значения.
Второй тип веры состоит в психологической уверенности в правильности содержания высказывания. Эта вера играет важную роль, как в обыденной жизни, так и в научном познании. Разновидности такой веры: от уверенности в чём либо до жизненных убеждений.
Такая вера – неотъемлемый компонент практической деятельности. Поскольку, человек в условиях, когда имеются несколько альтернатив решения вынужден опираться на свою веру в успех предприятия.
Вера помогает действовать в условиях неопределённости. Полной информированности о мире объективно не может быть, принимая решения принципиально нельзя просчитать как логический вывод.
Вера не возникает на пустом месте, она формируется опытом и практикой, самой жизнью. Можно сказать, что вера основывается на знании и опыте.
Вера помогает на всех уровнях познания: эмпирическом, теоретическом, технической разработки. Гипотеза опирается на веру, поскольку есть много вариантов объяснения явлений. Разработка теории тоже может натолкнуться на альтернативные подходы, вера позволяет осуществить учёному выбор.
Сами истоки практической деятельности и познавательной деятельности уходят в глобальную веру в то, что мир познаваем и изменяем. Причем вера учёного отличается от веры невежественного человека. Вера учёного есть средоточие опыта, знаний и опирается на историю науки. К тому же она корректируется научным сообществом.
Научное сообщество ничего не принимает на веру. Аргументация верой исключается из стиля научного мышления. Методическое сомнение, организованная критика не допускают в науки недостаточно аргументированных идей.
Сама проблема взаимоотношения знания и веры имеет давнюю историю. Особенно активно она обсуждалась в средневековой схоластике. Так, Тертуллиан активно выступал против разума провозглашая “Верую, потому что абсурдно”
Августин Блаженный – познать разумом то, что принято верой.   Более   компромиссна   Формула   Ансельма Кентерберийского: “Верю и понимаю”. Фома Аквинский говорил о гармонии веры и знания при приоритете веры
Ф. Бекон выдвинул лозунг “Знание – сила”, в котором утверждает силу разума. Уже в начале XX века католическая церковь полагала, что расхождения веры и разума нет, так как все знания произошли от бога. Современный неотомизм главную задачу видит в рациональном истолковании истин теологии. Причём эта рациональность освещена “светом веры”. Ж. Маритен ратовал за возрождение религиозно ориентированной философии природы.
Французский теолог, философ и учёный Тейяр де Шарден пытался создать такую концепцию развития Вселенной, которая бы сочетала данные науки и религиозного опыта. Бертран Рассел вообще называл истину свойством веры.
Вопрос о соотношении веры и разума (знания) занимал важное в русской религиозной философии. Одно из важнейших понятий которой – “цельное знание”. Идеал цельного знания, всеединства включает чувственный опыт, рациональное мышление, эстетический и нравственный опыт и религиозное созерцание (Хомяков, Франк, Соловьев).
С.Л. Франк считал, что вера важнейший компонент духовного мира человека. Она является могучим стимулом творчества и открывает простор сознанию.
И.А. Ильин подчеркивал, что знание и вера не исключают друг друга. Наука имеет свой предмет и метод и не отрицает, что истину можно достичь при помощи другого опыта и метода, в том числе и-религиозного. А настоящая вера идёт своим особым путем, не вторгаясь в научную область.
Рассматривая взаимоотношения веры и знания, НА Бердяев отмечал, что они не мешают друг другу, и ни одна из них не может заменить или уничтожить другую. Наука верно учит о законах природы, но некомпетентна в вопросах веры, откровения.
Бердяев различал религиозную веру и веру гносеологическую. Он указывал, что знание в обоих аспектах оказывается формой веры. Знание есть вера, вера есть знание. Образуя единство, они различаются, поскольку для упрочнения истин научного знания и веры нужен “свет религиозной веры”.
Каково соотношение науки и религии, знания и веры? Ещё раз заострим внимание на соотношении знания и религиозной веры. Здесь три позиции:
• абсолютизация знания и элиминация веры;
• гипертрофирование веры в ущерб знанию;
• совмещение обоих полюсов (религиозная философия).
В современной науке высказываются идеи о многообразии духовного опыта человечества (религии, мифа, философии, мистики, эзотеризма) и его учёта в поисках научной истины. Нужно стремиться к диалогу меду всеми формами культуры, всеми способами освоения человеком мира.
Таким образом, познание истины есть процесс, опирающийся в равной мере на веру и знание, а научная истина опирается на все формы культуры.
How to Stop Missing Deadlines? Follow our Facebook Page and Twitter !-Jobs, internships, scholarships, Conferences, Trainings are published every day!