How to Stop Missing Deadlines? Please Follow our Telegram channel https://t.me/PlopAndreiCom ( @plopandreicom)
APPLY FOR THIS OPPORTUNITY! Or, know someone who would be a perfect fit? Let them know! Share / Like / Tag a friend in a post or comment! To complete application process efficiently and successfully, you must read the Application Instructions carefully before/during application process.

 

 

Раскрыв наступательный замысел немецко-фашистского командования, Ставка ВГК решила преднамеренной обороной измотать и обескровить ударные группировки врага, а затем решительным контрнаступлением завершить их полный разгром. Оборона Курского выступа возлагалась на войска Центрального и Воронежского фронтов. Оба фронта насчитывали более 1,3 млн. человек, до 20 тыс. орудий и миномётов, более 3300 танков и САУ, 2650 самолётов. Войска Центрального фронта (48, 13, 70, 65, 60-я общевойсковые армии, 2-я танковая армия, 16-я воздушная армия, 9-й и 19-й отдельный танковые корпуса) под командованием генерала К. К. Рокоссовского должны были отразить наступление противника со стороны Орла. Перед Воронежским фронтом(38, 40, 6 и 7-я гвардейские, 69-я армии, 1-я танковая армия, 2-я воздушная армия, 35-й гвардейский стрелковый корпус, 5-й и 2-й гвардейские танковые корпуса), которым командовал генерал Н. Ф. Ватутин ставилась задача отразить наступление противника со стороны Белгорода.[5] В тылу Курского выступа был развёрнут Степной ВО ( с 9 июля — Степной фронт: 4-я и 5-я гвардейские, 27, 47, 53-я армии, 5-я гвардейская танковая армия, 5-я воздушная армия, 1 стрелковый, 3 танковых, 3 моторизованных, 3 кавалерийских корпуса), являвшийся стратегическим резервом Ставки ВГК.[6]

Войска противника: на орловско-курском направлении — 9-я и 2-я армии группы армий “Центр” (50 дивизий, в том числе 16 танковых о моторизованных; командующий — генерал-фельдмаршал Г. Клюге), на белгородско-курском направлении — 4-я танковая армия и оперативная группа “Кемпф” группы армий “Юг” (командующий — генерал-фельдмаршал Э. Манштейн).[7]

Командующий центральным фронтом наиболее вероятным направлением действий главных сил противника считал Поныри, Курск, а вспомогательными — Малоархангельск и Гнилец. Поэтому он решил сосредоточить основные силы фронта на правом крыле. Решительное массирование сил и средств на направлении ожидаемого удара противника позволило создать в полосе 13-й армии (32 км) высокие плотности — 94 орудия и миномёта, из них более 30 орудий противотанковой артиллерии, и около 9 танков на 1 км фронта.[8]

Командующий Воронежским фронтом определил, что наступление противника может быть в направлениях Белгород, Обоянь; Белгород, Короча; Волчанск, Новый Оскол. Поэтому основные силы было решено сосредоточить в центре и на левом крыле фронта. В отличие от Центрального фронта армии первого эшелона получили широкие полосы обороны. Однако и здесь, в полосе 6-й и 7-й гвардейских армий, плотность противотанковой артиллерии составила 15,6 орудия на 1 км фронта, а с учётом средств, расположенных во втором эшелоне фронта, — до 30 орудий на 1 км фронта.[9]

На основании данных нашей разведки и показаний пленных было установлено, что наступление врага начнётся 5 июля. Рано утром в этот день на Воронежском и центральном фронтах была проведена спланированная во фронтах и армиях артиллерийская контрподготовка. В результате её удалось на 1,5 — 2 часа задержать наступление противника и несколько ослабить его первоначальный удар.

Утром 5 июля орловская группировка противника под прикрытием огня артиллерии и при поддержке авиации перешла в наступление, нанося главный удар на Ольховатку, а вспомогательные — на Малоархангельск и Фатеж. Наши войска встретили врага исключительной стойкостью. Немецко-фашистские войска несли большие потери. Лишь после пятой атаки им удалось ворваться на передний край обороны 29-го стрелкового корпуса на ольховатском направлении.

Во второй половине дня командующий 13-й армией генерал Н. П. Пухов на главную полосу выдвинул несколько танковых и самоходно-артиллерийских частей и подвижные отряды заграждения, а командующий фронтом — в район Ольховатки гаубичную и миномётную бригады. Решительными контратаками танков во взаимодействии со стрелковыми частями и артиллерией продвижение врага было приостановлено. В этот день ожесточённые бои развернулись и в воздухе. 16-я воздушная армия поддержала боевые действия оборонявшихся войск центрального фронта. К концу дня ценой огромных потерь противнику удалось продвинуться на ольховатском направлении на 6 — 8 км. На других направлениях его атаки успеха не имели.[10]

Определив направление основных усилий противника, командующий фронтом решил утром 6 июля нанести контрудар из района Ольховатки на Гнилушу с целью восстановить положение 13-й армии. Для контрудара привлекались 17-й гвардейский стрелковый корпус 13-й армии, 2-я танковая армия генерала А. Г. Родина и 19-й танковый корпус.[11] В результате контрудара противник был остановлен перед второй полосой обороны и, понеся большие потери, не смог в последующие дни продолжать наступление на всех трёх направлениях. После нанесения контрудара 2-я танковая армия и 19-й танковый корпус перешли к обороне за второй полосой, что упрочнило положение войск Центрального фронта.

В этот же день противник вёл наступление в направлении на Обоянь и на Корочу; главные удары приняли 6-я и 7-я гвардейские, 69-я армия и 1-я танковая армия.

Не добившись успеха на ольховатском направлении, враг утром 7 июля предпринял наступление на Поныри, где оборонялась 307-я стрелковая дивизия. В течение дня она отразила восемь атак. Когда части противника ворвались на северо-западную окраину станции Поныри, командир дивизии генерал М. А. Еншин сосредоточил по ним огонь артиллерии и миномётов, затем силами второго эшелона и приданной танковой бригады предпринял контратаку и восстановил положение. 8 и 9 июля противник продолжал атаки на Ольховатку и Поныри, а 10 июля — и против войск правого фланга 70-й армии, но все его попытки прорваться через вторую полосу обороны были сорваны.[12]

Исчерпав свои резервы, враг вынужден был отказаться от наступления и 11 июля перешёл к обороне.

Против войск Воронежского фронта противник начал общее наступление также утром 5 июля, нанося главный удар силами 4-й танковой армии на Обоянь, а вспомогательной оперативной группой “Кемпф” — на Короча. Особенно ожесточённый характер бои приняли на обоянском направлении. Командующий 6-й гвардейской армией генерал И. М. Чистяков в первой половине дня выдвинул на первую полосу обороны часть средств истребительно-противотанковой артиллерийской бригады, два танковых и один самоходно-артиллерийский полки и танковую бригаду.[13] К исходу дня войска этой армии нанесли врагу большие потери и приостановили его атаки. Главная полоса нашей обороны была прорвана только на отдельных участках. На корочанском направлении противник сумел южнее Белгорода форсировать Северный Донец и захватить небольшой плацдарм.

В сложившейся обстановке командующий фронтом принял решение прикрыть обоянское направление. С этой целью он в ночь на 6 июля выдвинул на вторую полосу обороны 1-ю танковую армию генерала М. Е. Катукова, а также 5-й и 2-й гвардейские танковые корпуса, оперативно подчинённые 6-й гвардейской армии. Кроме того армия была усилена фронтовой артиллерией.[14]

С утра 6 июля противник возобновил наступление на всех направлениях. На обоянском направлении он неоднократно бросал в атаки от 150 до 400 танков, но каждый раз встречал мощный огонь пехоты, артиллерии и танков. Лишь к исходу дня ему удалось вклиниться во вторую полосу нашей обороны.

На корочанском направлении в этот день противнику удалось завершить прорыв главной полосы обороны, но дальнейшее его продвижение было остановлено.

7 и 8 июля гитлеровцы вводом в сражение свежих резервов вновь попытались прорваться к Обояни, расширить прорыв в сторону флангов и углубить его в направлении Прохоровки. До 300 вражеских танков рвались на северо-восток. Однако все попытки врага были парализованы активными действиями 10-го и 2-го танковых корпусов, выдвинутых из резервов Ставки в район Прохоровки, а также активными действиями 2-й и 17-й воздушных армий. На корочанском направлении атаки противника были также отбиты. Контрудар, нанесённый 8 июля соединениями 40-й армии по левому флангу 4-й танковой армии противника, а частями 5-го и 2-го гвардейских танковых корпусов — по её левому флангу, значительно облегчил положение наших войск на обоянском направлении.[15]

С 9 по 11 июля противник ввёл в сражение дополнительные резервы и любой ценой стремился прорваться вдоль белгородского шоссе к Курску. На помощь 6-й гвардейской и 1-й танковой армиям командование фронта своевременно выдвинуло часть своей артиллерии. Кроме того, для прикрытия обоянского направления был перегруппирован из района Прохоровки 10-й танковый корпус и нацелены основные силы авиации, а для усиления правого фланга 1-й танковой армии был перегруппирован 5-й гвардейский танковый корпус. Совместными усилиями сухопутных войск и авиации почти все атаки врага были отбиты. Только 9 июля в районе Кочетовки танкам противника удалось прорваться к третьей полосе нашей обороны. Но против них были выдвинуты две дивизии 5-й гвардейской армии Степного фронта и передовые танковые бригады 5-й гвардейской танковой армии, которые остановили продвижение вражеских танков.[16]

В наступлении противника явно назрел кризис. Поэтому председатель ставки ВГК маршал А. М. Василевский и командующий Воронежским фронтом генерал Н. Ф. Ватутин решили с утра 12 июля нанести контрудар из района Прохоровки силами 5-й гвардейской армии генерала А. С. Жданова и 5-й гвардейской танковой армии генерала П. А. Ротмистрова, а также силами 6-й гвардейской и 1-й танковой армий в общем направлении на Яковлево с целью окончательного разгрома вклинившейся группировки противника. С воздуха контрудар должны были обеспечивать основные силы 2-й и 17-й воздушных армий.

С утра 12 июля войска Воронежского фронта начали контрудар. Основные события развернулись в районе железнодорожной станции Прохоровка (на линии Белгород — Курск, в 56 км к северу от Белгорода), где произошло самое крупное встречное танковое сражение второй мировой войны между наступавшей танковой группировкой противника (4-я танковая армия, оперативная группа “Кемпф”) и наносившими контрудар советскими войсками (5-я гвардейская танковая армия, 5-я гвардейская армия). С обеих сторон в сражении одновременно участвовало до 1200 танков и самоходных орудий. Авиационную поддержку ударной группировки противника осуществляла авиация группы армий “Юг”. По противнику удары с воздуха наносили 2-я воздушная армия, части 17-й воздушной  армии, авиация дальнего действия (произведено около 1300 самолёто-вылетов). За день боя противник потерял до 400 танков и штурмовых орудий, свыше 10 тыс. человек. Не достигнув намеченной цели — захватить Курск с юго-востока, противник (продвинулся на южном фасе Курского выступа максимально до 35 км) перешёл к обороне.[17]

12 июля наступил перелом в битве под Курском. По приказу Ставки ВГК войска Западного и Брянского фронтов перешли в наступление на орловском направлении. Гитлеровское командование вынуждено было отказаться от наступательных планов и 16 июля начало отводить свои войска в исходное положение. Войска Воронежского, а с 18 июля и Степного фронтов перешли к преследованию противника и к исходу 23 июля вышли в основном на рубеж, который занимали к началу оборонительного сражения.

Best Crypto Savings Accounts For Earning Interest

Plop Andrei: I was arrested in #Canada for the anti-communist revolution!

Plop Andrei: Moldova will be the next country attacked by the Russians!

How to Stop Missing Deadlines? Follow our Facebook Page and Twitter !-Jobs, internships, scholarships, Conferences, Trainings are published every day!